20
Лютий

Бизнес против фискального террора: на днях президент может подписать одиозные и коррупциогенные новеллы в Налоговый кодекс

Автор  Сергій Салівон, 20.02.2020

На днях президент Украины Владимир Зеленский должен подписать скандальный закон, принятый Верховной Радой на базе законопроекта №1210. Принят он был 16 января 2020 года, направлен на подпись президенту 11 февраля.

Этот законопроект был одним из тех, которые «Слуги народа» собирались принять еще в сентябре в турборежиме (зарегистрирован 30.08.2019 г.). Но даже его изначальная версия выходила далеко за рамки названия «Проект Закону про внесення змін до Податкового кодексу України щодо вдосконалення адміністрування податків, усунення технічних

та логічних неузгодженостей у податковому законодавстві», и изначально вызвала шквал критики.

Конечная же версия оказалась сильно отличающейся от первоначальной. Но к сожалению, далеко не в лучшую сторону. Хотя в нее были добавлены несколько ложек с медом, в целом она оказалась наполнена совсем не тем, что обычно подается к столу.

Принятый закон сразу же назвали законом «фискализаторов». А пострадавшими от него окажутся максимально широкие слои бизнеса. В частности, Федерация работодателей Украины призвала президента ветировать закон. Выигравшие тоже определяются однозначно – работники Государственной налоговой службы и налоговые консультанты, которые помогали его писать. Анализируем основные негативные последствия, которые ожидают украинский бизнес в случае подписания закона президентом.

Основные одиозные и корупциогенные новеллы законопроекта 1210
зменения в Налоговый кодекс):

- право определять виновность за совершение налогового правонарушения

представляется не суду, а налоговым чиновникам

- в 2 раза увеличены суммы штрафов за нарушение налогового законодательства,

установленные в фиксированных суммах

- до 7 лет увеличивается срок исковой давности по налогу на доходы физических

лиц

- проверяющим дано право опрашивать работников налогоплательщика на

предмет установления нарушений

- все операции с нерезидентами будут проверяться на предмет наличия в них

«деловой цели». Если налоговики таковой не увидят, то понесенные плательщиком

расходы в отношениях с нерезидентом не будут признаваться проверяющим

- Украина имплементировала «план BEPS» раньше, чем большинство стран –

членов ОЭСР, что грозит дополнительным прессингом на бизнес со стороны

налоговиков

- срок для самостоятельного погашения налогового долга сокращен в 2 раза

Особенности принятия

Автор законопроекта, а по совместительству глава профильного Комитета ВР по вопросам финансов, налоговой и таможенной политики Даниил Гетманцев после шквала критики, обрушившейся на него после регистрации проекта в Раде, пообещал его доработать. Он же создал рабочие группы при Комитете, которые активно принялись нарабатывать изменения к никудышному законопроекту.

Технически для рассмотрения Радой иной редакции, нежели зарегистрированная 30 августа, нужно было либо отозвать изначальный законопроект, либо зарегистрировать новый – компромиссный. Отзывать свой Гетманцев не стал. Но 19 сентября 2020 года другой депутат от СН, Алексей Ковалев, зарегистрировал законопроект №1210-1, который воспринимался всеми как альтернативный. К нему тоже было немало претензий, но он был все же более мягкой версией основного проекта.

После этого работа рабочих групп закипела с новой силой.

Но 3 декабря начинают происходить удивительные вещи: законопроект 1210-1 Верховная Рада прокатывает. А вот законопроект №1210 – принимает в первом чтении. Причем под обещания Гетманцева и Ко учесть все правки ко второму чтению или же не допустить его принятия в таком виде.

Дальше шла какая-то непонятная возня с проектом.

Далее, как водится, с нарушением Регламента, огромный проект (порядка 700 страниц) в совершенно новой редакции 15 января был выставлен на сайт Рады. Ко второму чтению законопроект изменился серьезно. Причем некоторые изменения были даже позитивными, хотя таковых и было явное меньшинство.

А уже 16 января 218 «слуг народа» и 65 примкнувших к ним депутатов «Голоса», «Довіри», «Батьківщини» и т.д. проголосовала за этого кота в мешке. Ни одного голоса не дали фракции ОПЗЖ и ЕС.

После чего окончательный текст опять исчез с сайта ВР. И не появился даже после отправки подписанного главой ВР Дмитрием Разумковым закона на подпись президенту.

Зато появился инсайд о том, что в проголосованном законе возникли «заключительные положения», которых не было, когда проект рассматривался в зале на пленарном заседании. И среди прочего эти положения содержат исключения по применению ряда новопринятых законодательных норм. Подобной смычки нарушения Регламента с откровенной коррупцией в истории украинского законотворчества так простои не припомнишь.

Все операции с нерезидентами (!) будут проверяться на предмет наличия в них «деловой цели» - если налоговики таковой не увидят, то понесенные плательщиком расходы в отношениях с нерезидентом не будут признаваться проверяющим

В целом же принятый закон содержит огромный набор не связанных между собой изменений – от имплементации в украинское законодательство Плана BEPS до кратного увеличения штрафов, от внедрения концепции «винной ответственности» налогоплательщика до очередных изменений в контроле над трансфертным ценообразованием (ТЦО) и т.д. и т.п.

Концепция «винной ответственности»

Начать, наверное, стоит с самого дикой инициативы. На признание таковой в принятом законе с полным правом может претендовать внедренная в Налоговый кодекс концепция «винной ответственности» налогоплательщиков.

Соус, под которым подается авторами это блюдо, на первый взгляд выглядит аппетитно: «необходимым условием привлечения лица к финансовой ответственности за совершение налогового правонарушения является установление контролирующими органами вины лица». То есть, вроде как привлекаться к ответственности плательщики будут не после любого нарушения, а только после того, в котором они виновны.

На практике же это означает создание идеального инструмента коррупции для налоговиков: априори налогоплательщики будут обвиняться в совершении любых нарушений – ведь право определять виновность представляется не суду, а налоговому чиновнику! А уж потом можно будет договориться о том, что вины-то и не было. Соответственно, «крышуемые» налоговиками бизнесмены виновными не будут никогда. А «не крышуемые» окажутся должны по жизни.

Чтобы максимально прикрыть коррупционеров и объективизировать их действия вводится еще и коллегиальное принятие решения (разумеется, чисто формально) о наличии или отсутствии вины. Материалы проверки будет рассматривать некая комиссия, которая формально и будет устанавливать наличие или отсутствие вины в действиях плательщика.

В придачу во внедренной концепции существует еще и понятие обстоятельств, которые смягчают вину налогоплательщика, с соответствующим сокращением сумм штрафов.

В общем, концепция «винной ответственности» – это просто рай для налоговых коррупционеров. За всю историю существования налоговой службы никто даже близко не подошел к созданию подобного идеального механизма!

Штрафы и проверки

Тут тоже много интересного.

Прежде всего, в 2 раза увеличены суммы штрафов за нарушение налогового законодательства, установленных в фиксированных суммах. Какие для этого авторы увидели экономические предпосылки, остается только догадываться.

Далее, с обычных 3 лет до 7 лет увеличивается срок исковой давности (а значит и срок возможных проверок) по налогу на доходы физических лиц.

Но это было бы полбеды, если бы одновременно не появлялось право налоговых органов получать пояснения от работодателей и (!) наемных работников относительно трудоустройства и получения зарплат. Нетрудно себе представить, что налоговики с легкостью могут найти обиженного человека, работавшего 6-7 лет назад на предприятии, который даст пояснения, что получал зарплату в конверте. Дальше его бывшему работодателю придется активно доказывать, что он не верблюд.

Кодекс также пополнился нормой, в соответствии с которой все операции с нерезидентами (!) будут проверяться на предмет наличия в них «деловой цели». И если налоговики таковой не увидят, то понесенные плательщиком расходы в отношениях с нерезидентом просто не будут признаваться проверяющим. Можно с уверенностью прогнозировать, что непризнание таких расходов будет массовым.

Кроме того, налоговики получили дополнительное основание для продления срока проверки – в случае предоставления плательщиком документов менее чем за 3 дня до ее завершения. А также смогут останавливать проведение выездных плановых проверок (то есть, по сути продлевать их) всех плательщиков (сейчас только крупных налогоплательщиков) на общий срок до 30 рабочих дней.

Администрирование и ТЦО

Тоже много интересного.

Начнем, пожалуй, опять-таки с новых возможностей фискалов. Например, они получат возможность приравнивать к дивидендам целый ряда платежей юридических лиц (то есть, появится необходимость платить с таких платежей налоги). В частности, облагаться налогом наравне с дивидендами будут в случае признания их дивидендами со стороны налоговиков:

1. Доходы от платежей за ценные бумаги (корпоративные права), которые выплачиваются в пользу нерезидента.

2. Стоимость товаров, работ и услуг, кроме ценных бумаг и деривативов, покупаемых у нерезидента.

3. Сумма занижения стоимости товаров, работ и услуг, которые продаются нерезиденту.

4. Выплаты в пользу учредителя или участника компании - нерезидента Украины в связи с уменьшением уставного капитала, выкупом корпоративных прав в своем уставном капитале, выходом участника из состава общества или иные операции, приводящие к уменьшению нераспределенной прибыли компании.

Изменения также предусматривают составление и подачу на запрос ГНС глобальной документации по ТЦО (мастер-файл) налогоплательщиком, входящим в состав международной группы компаний, консолидированный доход которой равен или превышает 50 млн EUR. Одновременно предусмотрена подача плательщиком – резидентом, принадлежащим к международной группе компаний, отчета в разрезе стран международной группы компаний, консолидированный доход которой превышает 750 млн EUR. Это значительно усложняет и увеличивает объемы подаваемой отчетности.

Концепция «винной ответственности» – это просто рай для налоговых коррупционеров. За всю историю существования налоговой службы никто даже близко не подошел к созданию подобного идеального механизма!

Вообще изменений в процедуре контроля над ТЦО немало. Носят они в немалой степени усложняющий с точки зрения администрирования бизнесом характер. Главное же заключается в том, что несмотря на ежегодные изменения внятно контроль над ТЦО так и не заработал.

Ещё веселее, что принятые ныне изменения продлевают действие «дыр» в системе контроля над ТЦО. Например, по-прежнему из-под контроля остаются выведены плательщики единого налога на 4 группе (сельхозпроизводители, причем главным образом крупные). Хотя ни для кого не секрет, что каждый год с помощью этой лазейки они уклоняются от уплаты 5-10 млрд грн. налога на прибыль за счет занижения цен при экспорте при продаже товара через подконтрольную фирму (как правило в офшорных юрисдикциях).

Но эта лазейка далеко не единственная. С 2018 года, после «правильных» изменений в Налоговый кодекс, появилась возможность выплачивать дивиденды нерезидентам без уплаты авансового взноса по налогу на прибыль. А в случае с Нидерландами, с которыми была заключена не менее «правильная» Конвенция об избежании двойного налогообложения, вообще при этом не платить налоги. И вот через эту «дырку» компании, находящиеся на 4 группе (а это латифундисты между прочим), выводят ежегодно уже десятки миллиардов гривен. Но и ее авторы изменений закрывать не стали. Более того, в новом законе сказано прямо, что на плательщиков единого налога 4 группы не распространяется упомянутое нововведение о приравнивании ряда платежей юрлиц к дивидендам. Не распространяется на 4 группу и ряд других налоговых новаций.

Равные условия налогообложения? Не, не слыхали!

Также вводятся особые правила так называемой «тонкой капитализации», которые начнут действовать с 2021 года. В частности, изменен порядок увеличения финансового результата (налогооблагаемой прибыли) для налогоплательщиков, у которых сумма долговых обязательств по операциям с нерезидентами превышает сумму собственного капитала более чем в 3,5 раза. По сути, тем самым для них сужены возможности по привлечению кредитных средств от нерезидентов, поскольку часть процентов по таким кредитам будет подпадать под налогообложение. Причем порядок расчета максимально усложнен. Да еще и создает возможность для неоднозначной трактовки – по предварительной информации «Заключительные положения» закона выписаны так, что правила распространяются не только на кредиты нерезидентов, но и на внутренние, что как бы противоречит тому, что записано в основном тексте Кодекса.

Что еще показательно, и здесь не обошлось без исключений. В частности, лизинговым и финансовым учреждениям правила «тонкой капитализации» можно будет не применять. То есть, сколько бы процентов банк-заемщик не уплатил нерезиденту, все их можно будет отнести на расходы.

Таким образом, закладывается неравенство в налогообложении. Предприятие само занять у иностранного банка не сможет, ему придется идти за кредитом только в украинский банк. А последний имеет преимущества по внешним займам.

Стоит также упомянуть, что принудительно взыскивать налоговые долги налоговики теперь смогут через 30 дней после их возникновения (ранее было через 60), что в условиях, скажем так, индивидуального подхода к реализации таких возможностей («Укрнафта» сидит в долгах годами и у нее никто ничего не взыскивает) выглядит как увеличение возможностей для административного давления. А в конечном счете – как увеличение возможностей для коррупции.

План BEPS

Отдельно стоит сказать об имплементации в украинское законодательство плана BEPS – план действий Организации экономического сотрудничества и развития (ОЭСР) по противодействию размывания базы налогообложения и уходу от уплаты налогов.

Обязательства по его постепенной имплементации у Украины были. Однако никто не гнал в шею, чтобы мы были среди первых на этом пути. Теперь же Украина рискует применять эти правила в полном объеме одной из первых – даже из стран ОЭСР пока в полном объеме их имплементировали не более каждой четвертой.

При этом при применении на практике, в частности, концепция налогообложения прибыли контролируемых иностранных компаний (КИК) показала себя весьма неоднозначно. И пока в ОЭСР идут обоснованные разговоры о возможности изменения подхода к их налогообложению и контролю за ними, Украина, будучи далеко не передовой державой в вопросах налогообложения, внедряет сомнительный механизм.

Его суть заключается в том, что с 1 января 2021 года внедряется особый порядок налогообложения и отчетности для доходов, полученных КИК. Контролером определяется физическое или юридическое лицо, владеющее более чем 50-процентной долей в иностранной компании, или долей более 10% при условии, что несколько физических или юридических лиц - резидентов Украины владеют в ней более чем 50-процентной долей и – или отдельно, или вместе осуществляют фактический контроль над иностранной компанией.

Как на практике это заработает у нас и заработает ли вообще, скоро узнаем. Но есть большие подозрения, что заработает оно не лучше, чем ТЦО.

Хорошее по мелочам

Справедливости ради надо отметить и позитивные нормы законопроекта, хотя позитив и крайне незначителен на фоне негатива.

Авторы законопроекта в этом смысле выпячивают увеличение предельных размеров доходов единоналожников, за счет чего пытаются получить поддержку бизнеса. Изменения предусматривают увеличение предельного дохода для плательщиков 1-й группы с 0,3 млн грн. до 1 млн грн., 2-й группы – с 1,5 млн грн. до 5 млн грн., 3-й группы с 5 млн грн. до 7 млн грн. Но даже это сделано без логичной привязки к количеству наемных работников единоналожника.

Также продлены на 2 года нормы о возможности рассрочки НДС при ввозе оборудования. Впрочем, они почти не работают из-за сложности и обременительности процедуры получения рассрочки.

Продлено и право на применение ускоренной амортизации. Но и здесь позитив уравновешен негативом: амортизацию вообще нельзя будет начислять за период неиспользования основных средств в хозяйственной деятельности в связи с их модернизацией, реконструкцией и консервацией.

Также с 6 тыс. грн. до 20 тыс. грн. увеличена сумма, которая используется при определении основных средств. То есть, закупленные товары стоимостью до 20 тыс. грн. можно будет сразу относить на расходы. Но сказать, что и это большое послабление, тоже нельзя: сегодня даже нормальный ноутбук стоит больше 20 тыс. грн.

В целом же принятый закон является однозначно фискальным и крайне коррупциогенным.

Мовою оригіналу

Підготовлено для Нова Влада