14
Травень

Как влияет ProZorro на экономику Украины

Автор  Немілостівий Віталій, 14.05.2019

Исход тендера во многом зависит не столько от процедуры, сколько от порядочности заказчика и его желания получить тот или иной результат.

Если оценивать влияние ProZorro на экономику Украины в целом, то здесь есть как положительные, так и отрицательные стороны. В случае с товарами, которые не производятся в Украине, система действительно положительно влияет, так как дает возможность выбрать продукцию с наименьшей ценой. 

ProZorro выгодна при закупке простых и унифицированных товаров. С непродолжительным циклом жизни, и четкими техническими и потребительскими характеристиками. Например, бумага или канцтовары.

Но выгоду получаем при одном условии: если при формировании тендерной заявки товары не подбираются таким образом, чтобы удовлетворить потребности конкретного посредника, который представляет организации с определенной номенклатурой или производителя, у которого тоже есть своя номенклатура.

Точно так же, когда речь идет о сроках закупок. По большому счету, все госзаказчики, особенно крупные, обязаны публиковать планы закупок заранее. Но лишь единицы это делают, и очень часто эти планы меняются. То есть в законе сказано, что планы закупок должны быть, а изменения потом проходят как-то незаметно. Так вот подавляющее большинство компаний, которые работают через ProZorro, формально подают планы закупок в сроки, а потом спокойно себе их меняют через какое-то время. И фактически выигрывает тот поставщик, который знает реальный план закупок. Особенно когда это - конец года, и когда невозможно произвести товар либо привезти его в установленные сроки.

То есть в действительности исход тендера во многом зависит не столько от процедуры, сколько от порядочности заказчика и его желания получить тот или иной результат.

Когда же речь идет о закупках сложной технической, инновационной продукции, продукции с длинными технологическими циклами, которые требуют разработок, эта система просто убивает производящие такую продукцию отрасли. Хотя они более важны для экономики и безопасности любой страны, чем производство простых продуктов.

Более того, в Европейских директивах о публичных закупках сказано: закупка научно-технической и инновационной продукции через тендеры запрещена. Во всех остальных случаях цена является критерием отбора не на 100%, а обязательно учитываются другие критерии. Например, сколько рабочих мест создает компания, сколько налогов она платит в бюджет, какова стоимость всего жизненного цикла продукции, сколько стоит ее обслуживание и т. д. Но ProZorro всего этого не учитывает.

В итоге лучшие украинские высокотехнологичные предприятия не могут выиграть в Украине практически ни один тендер. Они на 99%, а то и на 100% работают или с частными компаниями, или с иностранными покупателями. Причем, парадокс: они конкурируют на самых сложных рынках Европейского Союза и США, а вот в Украине - не востребованы.

И сегодня Антимонопольный комитет завален десятками тысяч жалоб, количество которых растет с каждым годом. О чем это говорит? Приняли закон, запустили механизм и в первый год работы увидели недостатки. Что нужно было сделать? Внести изменения в законодательство для устранения этих недостатков и улучшения сильных сторон работы системы. Мы, к слову, еще в 2016-2017 годы такие изменения инициировали. Более того, их утвердил Национальный комитет промышленного развития. Но первый заместитель Минэкономразвития Максим Нефедов даже на правительственный комитет, не то, что на заседание Кабинета Министров, ни разу не внес предложения по изменению законодательства в тех частях, о которых мы говорим.

При этом Счетная палата провела проверку, выявила нарушений на сотни миллионов гривен у фирм, которые организуют и проводят закупки. И эта информация была своевременно подана в МЭРТ. Но министерство ничего не сделало. Хотя Счетная палата обязала и Минэкономразвития, и Кабмин опровергнуть те публичные заявления относительно эффективности этой системы, и устранить недостатки.

А вот в Европейском Союзе, например, публичные закупки государственные, коммунальные и в оборонной сфере на законодательном уровне регулируются тремя разными директивами ЕС. Нашим же "государственным деятелям" очень хочется все это объединить, сделать этакий винегрет, на котором бы зарабатывали определенные частные фирмы. А эффективность процессов их абсолютно не волнует.

Более того, существующая система позволяет блокировать тендеры, что приводит к судебным процессам, а они могут длиться месяцами, а иногда и годами. Есть яркий пример, когда Укрзализныця при острой нехватке вагонов год не могла их закупить. Хотя деньги были выделены. Появляются посредники, не имеющие никакого отношения к производству такой техники, и могут спокойно заблокировать любой тендер. И это - большая проблема, но для ее решения пока никто ничего не делает.

 

Мовою оригіналу для журнала "Деньги" №9 від 10 травня 2019 року.