31
Жовтень

Будущее Украины неизбежно связано с необходимостью формирования и реализацией эффективной государственной промышленной политики

Автор  Немілостівий Віталій, 31.10.2016

Интервью с человеком, который немало сделал для спасения промышленного потенциала Украины. Виталий Немилостивый — почетный председатель Корпорации «УкрИннМаш» (корпорация объединяет частные машиностроительные предприятия Украины и занимается освоением деталей и узлов для авиастроения Украины с учетом актуализации импортозамещения, проводит сертификацию в соответствии с международными требованиями к авиастроительным компаниям, сотрудничает с ПАО «УкрНИИАТ», с Харьковским национальным университетом Воздушных Сил имени Ивана Кожедуба и т.п.), бывший первый заместитель Министра промышленной политики Украины, народный депутат Украины VII созыва, секретарь Комитета Верховной Рады Украины по вопросам промышленной и инвестиционной политики Верховной Рады Украины VII созыва.

ЕВРОПЕЙСКИЕ ПРАВИЛА МОГУТ ЗАЩИТИТЬ ОТЕЧЕСТВЕННОГО ПРОИЗВОДИТЕЛЯ

Виталий Александрович, как Вы оцениваете текущую ситуацию в промышленности Украины?

— На мой взгляд, ситуация в промышленности в целом крайне сложная. Проблемы в промышленности сформировались не за один день, они не случайны и их легко было спрогнозировать. Поэтому для экспертов в сфере промышленной политики это не стало неожиданностью, а наоборот, закономерной ситуацией. Что же необходимо делать в этой сложной ситуации – вот ключевой вопрос.
И вот здесь среди специалистов есть дискуссия. Моя личная точка зрения – необходимо приспосабливаться промышленности Украины, руководителям промышленных предприятий и лидерам отраслей к политическим реалиям, в которых находится наша страна. Речь идет прежде всего о решениях Парламента о зоне свободной торговли с Европейским Союзом. Это предусматривает переход нашей промышленности на стандарты, регламенты и технические условия Европейского Союза.

Я сейчас изучаю большой массив законодательной базы – директив Европейского Союза, принятых в 2014 году относительно государственных закупок, оспаривания решений и т.п., то могу уверенно сказать, что наш Закон о государственных закупках не соответствует требованиям европейского законодательства. Ведь его принимали с учетом директив ЕС 2004 года. В тоже время с 1 января 2016 года действуют директивы ЕС 2014 года. Это касается и госзакупок не только в промышленности, но и даже в оборонно-промышленном комплексе. На это есть отдельная директива ЕС. Если внимательно изучить эти европейские документы, а мы их обязаны имплементировать в ближайшее время, то там для своей промышленности, и в частности для своего авиастроения будут значительно более комфортные условия, чем те, которые сегодня есть в законодательном поле Украины.

Что я имею ввиду? Да, в Европе открытая тендерная процедура, но если проведение тендера угрожает национальной безопасности и обороне, то тендер могут проводить закрыто и могут принять решение в интересах национального производителя, который обеспечивает национальную безопасность и оборону. И никто ни перед кем не будет извиняться или отчитываться и объяснять причину. Ответ будет один – это необходимо в интересах национальной безопасности и обороны страны. У нас сегодня, к сожалению, такого в законодательстве нет.

Более того. Сейчас в СМИ присутствует такая эйфория по поводу работы системы госзакупок «Прозорро». Действительно, чиновники докладывают о том, что она дает эффект 3 млрд грн, что удается сэкономить государственные средства. Но на мой взгляд, эффект не настолько существенный. Я надеялся, что он будет измеряться десятками миллиардов грн. Однако, ни 3 млрд, ни 10 млрд грн не компенсируют, как я считаю, тех потерь, которые несут высокотехнологичные отрасли промышленности (авиа-, ракето-, судостроение и пр.). Получается, что конкурсы «Прозорро» – наносят ущерб. Каким образом? А таким, что наши предприятия не имеют возможность продавать свою продукцию с нормальной нормой рентабельности. Когда проводится открытый конкурс, участие в нем могут принимать производители из разных стран, в особенности из тех стран, где себестоимость производства ниже, чем в Украине (например, страны Юго-Восточного региона), хотя и отстает по качеству от отечественной. В этих странах действует законодательный протекционизм (если предприятие продает свою продукцию на экспорт, то ему компенсируют издержки производства). У нас этого нет. Поэтому тягаться с такими странами нам тяжело. Еще один пример. Если речь идет о высокотехнологичной продукции, то на конкурсах будут выигрывать те предприятия, где есть своя высокотехнологичная база. В организацию таких производств инвестированы десятки и сотни миллиардов долларов США или евро. Не без помощи государства, заметьте.

К чему это приводит, когда тендер «Прозорро» проводится на комплектующие для украинского самолета? Получается, что украинский производитель не может вообще конкурировать или же он вынужден работать с нулевой рентабельностью. И если так будет продолжаться долго, то у отечественных предприятий будут изнашиваться основные фонды. Это приведет в средне- или долгосрочной перспективе к остановке или к ликвидации предприятия, либо к его неконкурентоспособности. И те 2-3 млрд, о которых говорится, что они сэкономлены благодаря системе «Прозорро» просто мизер по сравнению с теми средствами, которые понадобятся стране, чтобы восстановить ту или иную отрасль.
Если мы возьмем в качестве примера частное предприятия такого рода деятельности, то в случае, если оно не будет приносить прибыль или же она будет ниже определенного уровня рентабельности, то акционеры направят свои средства в торговый и сырьевые сектора вместо инвестирования в высокотехнологичные отрасли. Таким образом, мы себя обрекаем на то, что уже через некоторое время лишимся остатков той промышленности, которая у нас сегодня еще существует.

Где же реально эффективна система «Прозорро»? Она действительно дает свой положительный эффект там, где речь идет о продукции, которая легко идентифицируется и в процессе жизненного цикла не требует сложного обслуживания. Например, если речь идет о закупке канцелярских товаров. Стоимость жизненного цикла самолета составляет 600% от стоимости нового самолета! И не учитывать этого при проведении тендера неправильно. В результате мы потратим больше средств и уничтожим свою промышленность. Поэтому необходимо срочно вносить изменения в украинское законодательство в соответствии с требованиями современных директив ЕС 2014 года и давать возможность украинским производителям сложной высокотехнологичной продукции с высокой добавленной стоимостью работать по европейским правилам.

ВОПРОСАМИ ПРОМЫШЛЕННОСТИ ДОЛЖЕН ЗАНИМАТЬСЯ ПРЕЖДЕ ВСЕГО ЦЕНТРАЛЬНЫЙ ОРГАН ИСПОЛНИТЕЛЬНОЙ ВЛАСТИ

Сейчас, по прошествии нескольких лет с момента ликвидации Минпромполитики Украины, как Вы оцениваете правильность такого решения?

— Мое мнение по этому вопросу остается неизменным – в стране, которая в начале 90-х входила в ТОП-20 стран по уровню промышленного развития, в которой по-прежнему функционируют высокотехнологичные отрасли промышленности, не может не функционировать такой орган центральной исполнительной власти, который будет заниматься промышленной политикой. Ракетостроение, самолетостроение, энергетическое машиностроение, транспортное машиностроение, горно-шахтное машиностроение и т.п. Например, в отрасли нефте-газового машиностроения у нас доля импортозамещения с начала 90 гг увеличилась с 20 до 60%. У нас быстро развивается IT-сектор благодаря сильной высшей украинской школе. Я бы не списывал со счетов судо – и кораблестроение. Работая над Общегосударственной целевой экономической программой развития кораблестроения на период до 2035 года в Минпромполитики, я пришел к выводу что только в государственном секторе Украины потребность в судах и кораблях разного класса исчисляется сотнями – от рыболовецкого флота и заканчивая боевыми судами. То нам надо было проводить в этой отрасли не приватизацию, а национализацию...

Государство должно определить приоритеты развития экономики. Это должно быть 5-10 отраслей, не более. Они станут локомотивами всей экономики. Что такое сейчас современный самолет или корабль, или электровоз? Это сплав образования, науки и десятков различных отраслей промышленности. Это приборостроение и материаловедение, металлургия и металлообработка и т.п.

Поэтому необходим сегодня, как никогда, центральный орган исполнительной власти, в котором работали бы профессионалы, знающие, что является для нашей экономики приоритетом. Я бы назвал его Министерством промышленной политики и технического регулирования. Например, в Европе по состоянию на 2008 год действовало 12000 технических стандартов. Украина брала на себя обязательства до 2012 года гармонизировать свое законодательство с этими стандартами. Минпромполитики до своей ликвидации гармонизировало более 2000 стандартов, а в целом было имплементировано более 3000 стандартов. А за это время в ЕС изменилось более 4000 стандартов. Т.е. мы не только не догоняем, а отстаем от Европы. И поэтому зона свободной торговли с ЕС, в которой мы находимся, является таковой только при условии имплементирования регламентов ЕС. А это - задача государства - создать условия для организации верифицированных центров сертификации, чьи сертификаты будут принимать во всем мире.

Важно понять, что недостаточно принять необходимые законы. Нужны еще подзаконные акты, которые должно разрабатывать в т.ч. и Минэкономразвития. А оно не успевает этого делать. К сожалению, в нем нет и достаточного количества специалистов, которые знают, что необходимо предпринимать. Украине нужно срочно проводить техническое регулирование, синхронизированное с европейским законодательством, для спасения экспортно-ориентированных отраслей нашей промышленности.

ГК «Укроборонпром» недавно исполнилось 5 лет со дня основания. Правильное ли это было решение – создать такой концерн и объединить в нем столько разных предприятий?

— После подписания Указа Президента о создании концерна я, как заместитель Министра промышленной политики и государственный эксперт по вопросам национальной безопасности и обороны, направил ему письмо с грифом «Совершенно секретно», где описал все риски такого решения. Письмо в Администрацию Президента доставил лично, как и полагается государственному эксперту. Однако к Президенту Украины меня не допустили, и письмо было передано первому отделу АПУ. Что интересно, я еще не доехал обратно на рабочее место, как мне позвонил руководитель концерна «Укроборонпром» Саламатин Д.А. с определенным возмущением и претензиями. Позже он мне предлагал идти работать к нему первым заместителем в концерн, чтобы я не возмущался. Я тогда и сейчас считаю, что создание концерна было большой ошибкой.

«Укроборонпром» - это коммерческая структура, и она не может выполнять государственные функции. Интересно, что формальным поводом для создания «Укроборонпрома» была заявлена необходимость сэкономить государственные средства. Так вот, на момент ликвидации Агентства ОПК, которое функционировало в составе Минпромполитики, там работало около 50 сотрудников. Госбюджет тратил на содержание этого Агентства не более 1 млн долларов в год. И еще около 1 млн долларов тратилось на организацию работы 17 международных комиссий по военно-техническому сотрудничеству с разными странами и на выставочную деятельность. МППУ, а затем и Агентство помогали участвовать нашим предприятиям в 5-7 международных выставках ежегодно. На сегодняшний день, если моя информация верна, в аппарате концерна «Укроборонпром» работает более 400 человек, а суммарно взносы, которые выплачивают предприятия концерна на его содержание и организацию работы, превышают 10-12 млн долларов ежегодно. То где же экономия государственных средств? Возможно, кто-то возразит, что это не бюджетные средства. Но ведь это средства государственных предприятий, которые не поступили в госбюджет! Поэтому я считаю, что создание концерна было не просто ошибкой, а диверсией против оборонно-промышленного комплекса Украины и военно-технического сотрудничества. Ошибкой можно было бы это назвать тогда, если бы никто не предупреждал о последствиях такого решения. А помимо меня, довольно много экспертов пытались предостеречь Президента Украины...

Абсолютно неверным я считаю и решение о включении в концерн авиастроительных предприятий. Например, основная специализация ГП «Антонов» - это производство гражданских и транспортных самолетов, которые используются не в военных, а в гуманитарных миссиях. И серийному заводу, и КБ необходимо развиваться, приобретать новейшее оборудование, современные технологии и т.п. Предприятия, которые входят в состав концерна «Укроборонпром», имеют статус оборонных. И у них из-за этого ограничен доступ ко многим современным технологиям, даже если и есть средства на их приобретение. Поэтому я считаю, что если нет специального органа власти, то авиастроение необходимо как можно скорее переводить под управление Минэкономразвития. Хотя, вновь-таки, я подчеркиваю, что необходимо создавать Минпромполитики и технического регулирования, в составе которого следует создать Агентство ОПК. В нем, как коммерческая организация, может функционировать государственный концерн «Укроборонпром». Яркий пример – Азербайджан, который создал Министерство оборонной промышленности. До распада СССР и начала военного конфликта в Нагорном Карабахе, там не было полноценной оборонной промышленности. А сейчас у них на вооружении десятки образцов своей продукции и многие из них они уже экспортируют. Тоже самое можно сказать и о Беларуси. Почти все из этих образцов вооружения помогали осваивать украинские специалисты.

Вот возьмем как пример мобилизационные функции концерна. Все, о чем я писал в письме В.Януковичу, к сожалению, произошло, когда началась агрессия России. На предприятиях ОПК мы потеряли мобилизационную функцию. Была утрачена частично режимно-секретная функция. Была подорвана функция военно-технического сотрудничества. Все эти функции должны вестись на государственном уровне, а не хозяйствующим субъектом. Эти проблемы негативно влияют на наши предприятия до сих пор. Все это в т.ч. привело к потере стратегических оборонных предприятий в Крыму и в зоне проведения АТО.


ПРОМЫШЛЕННАЯ ПОЛИТИКА ОБЕСПЕЧИТ ЭКОНОМИЧЕСКОЕ РАЗВИТИЕ СТРАНЫ

Сейчас в тренде пропагандировать промышленную политику, проводится немало серьезных форумов, на которых вопрос индустриализации страны ставится во главу угла. Еще недавно, буквально 2-3 года назад об этом говорили лишь единицы. Например, Вячеслав Богуслаев, вы и некоторые другие. Большинство экономистов, политиков и общественных деятелей этот ключевой вопрос как-то не интересовал. А сейчас об этом говорят многие, в особенности бывший Министр экономики Б. Данилишин, экономисты В. Бутко и С. Петрачков и пр. Можно ли считать, что вас наконец-то услышали?

— В Парламенте прошлого созыва, помимо нас, было еще около 20-30 депутатов, которые реально переживали за будущее украинской промышленности и поддерживали наши инициативы. Я с вами полностью согласен, что тема промышленной политики актуализировалась сейчас для нашей страны, как никогда ранее. Я внимательно и с большим интересом слежу за выступлениями руководителя Комитета Парламента по промышленной политике В.Галасюка, публикациями статей на эту тему и на 95% разделяю его позицию. Но, к сожалению, далее заявлений в нашей стране ничего не идет. Нет понимания пока у многих депутатов того, насколько это важно.

Мне посчастливилось работать в Минпромполитики в то время, когда в Правительстве Министром экономики был Богдан Данилишин. Мы много времени с ним посвятили дискуссиям на самые разные темы. Я видел, как он работал на должности Министра экономики. Может быть некорректно мне, как человеку, который тогда занимал должность первого заместителя Министра промполитики, давать оценку деятельности Министра экономики, но я хочу сказать, что мне всегда импонировало то, как Богдан Иванович, человек с академическими знаниями, за год, на мой взгляд, полностью освоился в системе исполнительной власти и насколько прагматичные и правильные решения он начал принимать для поддержки украинской промышленности в кризисные годы (речь идет о последствиях мирового финансового кризиса и их влияния на экономику Украины – ред.). Откровенно вам скажу, что если бы не поддержка Премьер-министра и Министерства экономики во второй половине 2008 – начале 2009 гг., то мы бы на сегодняшний день уже не имели бы ни авиастроения, ни бронетанкостроения и многих других отраслей. Как один из примеров подобных решений – 1 октября 2008 года было принято решение о замораживании роста тарифов на электроэнергию, газ и пр. услуги для предприятий всех форм собственности для всех отраслей промышленности. И это решение правительства действовало 1,5 года – до апреля 2010 года. К большому сожалению, это решение было отменено тем правительством, которое больше всех говорило о поддержке промышленности (речь идет о правительстве Николая Азарова – ред.). Поэтому я с большим интересом слежу за публикациями Богдана Данилишина и тоже почти полностью разделяю его мнение по ключевым вопросам развития отечественной экономики и промышленности, в частности.

Относительно того, что промышленная политика сейчас в тренде, я думаю, это обусловлено тем, что в экономике назрели важные изменения, без которых двигаться вперед уже нельзя. Люди начали понимать: для того, чтобы в стране обеспечивались социальные стандарты, достойные уровню жизни европейской страны, необходимо развивать промышленность.

Это невозможно сделать за счет кредитов, грантов, займов. Мне, например, стыдно, что государственных служащих Украины должны финансировать бюджеты других стран. На мой взгляд, это недопустимо. Какой это будет госслужащий, если он будет получать зарплату из частного фонда или средств, выделенных правительствами других стран? Разве не будет конфликта интересов? А для того, чтобы мы могли платить достойные пенсии и зарплаты своим гражданам, должна развиваться своя высокотехнологичная промышленность с высокой добавленной стоимостью.

Вы правильно акцентировали внимание на том, что сторонники аграрного вектора развития Украины не понимают важных вещей. Вот пример. Допустим Украина экспортировала турбин и генераторов на 1 млрд долларов США. То в стране остается 950 млн долларов. И эти средства идут на зарплаты бюджетникам, пенсии, поддержание социальных гарантий, на ремонт инфраструктуры, оборону, науку и т.п. А если мы экспортируем на 1 млрд долларов зерна, то 950 млн долларов уходят обратно заграницу. Почему? А потому, что у нас нет замкнутого цикла производства сельскохозяйственной продукции. Все отрасли, которые обеспечивали себестоимость аграрного производства у нас практически уничтожены. Топливо и горюче-смазочные материалы, агрохимикаты, семенной фонд, техника и запчасти – почти везде 100% импорт. Поэтому 95% доходов от продажи зерна тут же уходят заграницу. И что нам остается? Остается надеяться на Господа Бога, на хорошую погоду и на плодородие украинских земель, которое из года в год у нас уничтожается. Минимальна зарплата – вот все, что остается для жителей села...

Поэтому жизнь заставляет сегодня всех здравомыслящих людей пересматривать свои подходы к экономической и промышленной политике.
Мне моя мама задает вопрос: «Сынок, вот раньше в Харькове были сотни заводов и несколько магазинов. А сегодня все наоборот – несколько заводов и тысячи магазинов. Откуда люди берут деньги?» Вопрос риторический. Люди наконец-то сейчас начали задумываться о том, что надо создавать своим трудом, при помощи своего интеллекта добавочную стоимость. И она даст возможность достойно жить всем в нашей стране. Собственно говоря, так живут все развитые страны мира.

Немало экономистов и общественных деятелей обеспокоены тем, что помимо плюсов, которые нам принесет т.н. «безвиз» с ЕС, он несет в себе и немало угроз, таких как отток рабочей силы и прежде всего «мозгов». Как вы оцениваете такие опасения?

— В принципе я согласен с доводами о том, что безвизовый режим откроет «ворота» для выезда самых талантливых, молодых и перспективных украинцев. Но я бы не делал из этого трагедии. И вот почему. Несколько лет назад у нас по официальной статистике заграницей работало около 5 млн граждан. Около 50% работало в России, а остальные в Европе и других странах. На сегодняшний день из России вернулась большая часть граждан Украины. Остальные остались на ПМЖ. Если 1-2 млн граждан выедут в Европу, то общая статистика трудовых мигрантов в Украине не изменится и большой погоды на экономику тоже не будет оказывать. Просто изменится структура трудовой миграции. Доля трудовых мигрантов в Европе вырастет по отношению к России. Т.е. перераспределится. Есть и другие плюсы. Помимо валютных поступлений в Украину. Качество жизни, культура, традиции, ценности в ЕС выше, чем у нас. Если мы создадим условия, чтобы эти люди, впитавшие в себя лучший европейский опыт, захотели вернуться домой, это может даже быть своеобразным бумом и толчком к экономическому росту страны.

Яркий пример – Польша. 10-15 лет назад из Польши уехало много молодежи в другие европейские страны. А сейчас многие из них вернулись и активно способствуют экономическим преобразованиям в стране. Польша оторвалась от нас намного вперед.

Поэтому и нам в Украине надо реформировать страну, создавать условия для креативных людей, которые умеют создавать высокую добавочную стоимость, которые умеют создавать новые высокооплачиваемые рабочие места, чтобы им было комфортно здесь жить и работать.

мовою оригіналу

Джерело

Останні від Блог Немілостівого Віталія: