28
Лютий

Гамбит османского тигра

Автор  Гіршфельд Анатолій, 28.02.2018

Впечатленные результатами преобразований в Турции в начале нового тысячелетия, эксперты заговорили об «экономическом чуде». Его фундамент правительство страны заложило ещё в 60-х годах, заключив Соглашение об ассоциации с ЕС (в то время — ЕЭС). Однако к активной фазе реформ страна перешла с подачей в 1987 г. заявки на членство в Евросоюзе, что позволило за одно поколение в 7 раз увеличить доход на душу населения и довести его к 2013 г. до исторического максимума – 12 543 дол. Дополнительным катализатором роста стало Соглашение о таможенном союзе с ЕС, подписанное в 1995 г.

Критики сравнивали этот шаг с капитуляцией Османской империи. Однако время показало, что, потеряв некоторый суверенитет в принятии решений (Турция взяла обязательство не заключать внешнеэкономические договора с третьими странами без ведома ЕС), экономика получила стратегическое преимущество и стала пятым торговым партнером еврозоны, нарастив экспорт до 80 млрд. дол. по итогам 2016 г.

Что касается Таможенного союза, примечательно как его подписание (это единственный случай, когда страна, не являясь членом ЕС, получила право на подобное сотрудничество), так и его формат нераспространения на сферу публичных закупок. Хотя Турция более 20-ти лет является членом ВТО и наблюдателем в рамках Соглашения ВТО о государственных закупках, а также приняла на себя обязательства по адаптации законодательства к acquis communautaire ЕС, она не торопится менять собственную систему публичных закупок объемом порядка 60 млрд. дол., исповедуя культ местных производителей.  

Финансовый кризис, разразившийся в 2001 г., стал настоящим испытанием на прочность экономики Турции. Страна оказалась в критическом положении – дефицит бюджета к ВВП достиг 33%, а госдолг – 76% ВВП. В таких условиях правительство было вынужденно прибегнуть к помощи МВФ, который согласился предоставить кредит в размере порядка 19 млрд. дол. Однако дьявол кроется в мелочах. В обмен на деньги потребовали проведение ряда реформ, мотивируя необходимостью «обеспечения более эффективных государственных расходов».

Предпосылкой для получения очередного транша должны были стать 15 новых законодательных актов. В их числе – Закон «О государственных закупках», в рамках которого Турция должна была устранить любые ограничительные меры против иностранных экономических операторов. Разумеется, такой пассаж был негативно воспринят представителями местного бизнеса, которые апеллировали к тому, что неокрепшая промышленность ещё не в состоянии полноценно конкурировать с крупным транснациональным бизнесом. К дебатам подключились политические партии. С одной стороны, коалиция центрально-левых, центрально-правых и крайне правых партий во главе с Демократической левой партией поддерживали интернационализацию глобального капитала и его беспрепятственный доступ на рынок публичных закупок. С другой, оппозиционная Партия справедливости и развития отстаивала интересы малого и среднего бизнеса, требующего для себя исключений. В результате дебаты закончились победой глобального капитала и принятием нового Закона «О государственных закупках» 4 января 2002 года (№4734), который открыл рынок для международной конкуренции.

С того времени импорт товаров в Турцию резко пошёл вверх – с 38 до 194 млрд. дол к 2008 г., а негативное сальдо увеличилось с 3 до 53 млрд. дол.! Не последнюю роль в этом сыграл новый Закон, что обусловило активизацию инициатив по внесению изменений для укрепления позиций местной индустрии. Началось мощное противодействие со стороны ЕС, МВФ и Мирового Банка. Благодаря 2-х летним переговорам, парламент принял ряд исключений, ссылаясь на основной аргумент, – Турция не является полноправным членом Европейского союза, а поэтому не обязана на текущем этапе полностью открывать рынки государственных закупок европейским поставщикам и товарам.

С целью формализации индустриальных приоритетов, целей и мер по их достижению, правительство приняло Стратегию промышленного развития Турции. В разработке документа, начиная с 2008 г., приняли участие более 200 экспертов государственного и частного секторов. Страна поставила четкие цели – стать производственным центром Евразии в сфере высоких и средних технологий, повысить продуктивность и конкурентоспособность, ускорить переход к выпуску товаров на базе инновационных технологий с высокой добавленной стоимостью, а также увеличить присутствие на мировом рынке. Для их реализации в Стратегии определены 72 инициативы в рамках ключевых направлений: улучшение предпринимательской среды, международная торговля и инвестиции, трудовые ресурсы, доступность финансирования для малого и среднего бизнеса, технологические инновации, инфраструктура, развитие регионов.

Вместе с тем, Стратегия стала ядром, вокруг которого сформировались отраслевые документы. В их числе – Стратегия развития машиностроения и план действий, призванная обеспечить инвестиционными товарами турецкую промышленность, сельское хозяйство и сектор услуг, а также занять достойное место на внешних рынках. Согласно документу, а также Видению 2023, Турция должна нарастить экспорт машин и промышленного оборудования до 100 млрд. дол. (2,6% мирового рынка) к 2023 г., в частности: электрогенерирующих машин – до 31 млрд. дол., спецмашин для конкретных отраслей промышленности – до 24 млрд. дол., металлообрабатывающих станков – до 13 млрд. дол.

Достижение столь амбициозных целей предполагает проведение комплекса мероприятий по использованию селективных стимулов для инвестиций в производство машин и оборудования; поощрению малого и среднего бизнеса к сотрудничеству с научными центрами; широкомасштабному использованию робототехники; консолидации местных компаний для реализации совместных проектов с целью получения эффекта масштаба. Параллельно правительство запустило систему механизмов по стимулированию капиталовложений для сокращения зависимости от импорта промежуточных товаров, жизненно необходимых для становления стратегических секторов, и освоения выпуска продуктов высоких и средних технологий.

Реализация указанных выше инициатив осуществляется согласно Плану экономического развития Турции, в котором на период 2014-2018 гг. утверждена Программа технологического развития и местного производства посредством публичных закупок. Среди её целей – содействие увеличению доли отечественных товаров в государственных закупках, а также расширение офсетных соглашений.

С целью стимулирования внутреннего потребления промышленных товаров, произведенных в рамках реализации стратегических инициатив правительства, Премьер-министр Турции издал Циркуляр о содействии использованию местных товаров государственными органами. Документ подчеркивает, что удовлетворение спроса посредством продукции турецкого производства имеет важнейшее значение для эффективности всей экономики, в связи с чем, заказчикам следует:

  • воздерживаться от требований к техническим условиям, выполнение которых априори невозможно турецкими производителями;
  • избегать требований, которые могут побудить участников торгов предлагать исключительно импортные товары определенной страны;
  • не запрашивать необязательных сертификатов, выдаваемых иностранными учреждениями;
  • в случае, если участник торгов предлагает импортные товары, в тендерной документации необходимо указать способ доставки, таможенные и налоговые расходы, которые должны быть учтены при оценке тендерных предложений.

Эта инициатива подкреплена статьей 63 Закона «О государственных закупках» №4734, где указывается, что закупщик предоставляет ценовую преференцию в размере 15% поставщику, имеющему Сертификат товара местного происхождения (Domestic Goods Certificate). Одним из необходимых условий получения такого Сертификата является наличие у предпринимателя Сертификата промышленной регистрации (Industry Registration Certificate), выданного Министерством промышленности и технологий. Предоставление последнего предполагает проведение экспертизы, в рамках которой уполномоченные отраслевые инженеры выезжают на предприятие, чтобы оценить его производственный потенциал. Ещё одним условием является уровень локализации производства товара, который должен быть не менее 51% (формула расчета аналогична той, что применяется сегодня в Украине при оценке уровня локализации сельхозтехники).

15-ти процентная ценовая преференция является дополнительным бонусом для фирм, готовых инвестировать в производство товаров высоких и средних технологий, а также проводить исследования и разработки в этих сферах.

Путь османского тигра показывает, что консенсус правительства и бизнес-элиты в части стратегических приоритетов и мероприятий промышленной политики, а также их последовательная реализация способны обеспечить структурную трансформацию национальной экономики. Аграрный сектор, на который в 1987 г. приходилось 18% ВВП, сократился до 7%, уступив место промышленности, доля которой приближается к отметке 20% ВВП, причем в её структуре удельный вес производства машин и транспортного оборудования вырос с 9 до 18%.

Украина, как Турция в 2001 г., находится в тяжелейшем экономическом положении: госдолг достигает 72% ВВП, а доход на душу населения составляет лишь 2186 дол. Это диктует необходимость выбора курса, который гарантирует сохранение и развитие государства Украина.

Путь, на который нас активно подталкивают, – становление «аграрной сверхдержавы», «житницы Европы», приведет к выжженному полю украинской индустрии, тотальной зависимости от импорта жизненно важных промышленных товаров, росту безработицы и вынужденной миграции трудоспособного населения, и как следствие – неспособность обеспечить оборону и безопасность страны.

Единственное, что может стать основой стабильного роста экономики и благосостояние нации – это форсированная индустриализация с опорой на передовые технологии, реализуемая государством в рамках четких стратегических приоритетов.

Развитие промышленности, в основу которого положено увеличение уровня локализации производства продукции с высокой добавленной стоимостью, – это «становой хребет» экономического роста Украины. Такое развитие обеспечивается посредством реализации системных мер, важнейшие из них – стимулирование инвестиций в основной капитал и предоставление преференций: будь то компенсация при приобретении отечественных товаров либо понижающий ценовой коэффициент при публичных закупках.

Использование для товаров с заданным уровнем локализации 15-ти процентной ценовой преференции, по примеру Турции, позволит остановить агрессивное завоевание иностранными компаниями внутреннего рынка Украины по тем позициям, где есть компетенции, технологический и кадровый потенциал, а также сохранить рабочие места, нарастить объемы производства и пополнить доходную часть бюджета уплаченными налогами.

Национальный комитет по промышленному развитию ещё в декабре 2016 г. предложил соответственные изменения в Закон «О публичных закупках». Однако они не нашли поддержки у сторонников глобальной конкуренции. Недавние попытки народных депутатов актуализировать инициативу в рамках «Покупай украинское» встретили протестную волну со стороны младореформаторов, а затем - чиновников Евросоюза, которые в ультимативной форме указали, что нарушение условий Соглашение об ассоциации в части преференций нацпроизводителям,  неминуемо будет иметь негативные последствия для Украины.

В статье «Победить на своем поле» приводится ряд аргументов, демонстрирующих правомерность подобных законодательных изменений. Согласно Статьи 472, Украина вправе принимать любые меры для обеспечения собственной безопасности в случае серьезных внутренних беспорядков, которые нарушают закон и общественный порядок, во время войны или серьезного международного напряжения, представляющего угрозу войны.

Верховная Рада Украины, Парламентская ассамблея Совета Европы и ООН официально признали факт российской агрессии в контексте аннексии Крыма и военных действий на Донбассе. Разве это, а также факты физического разрушения элементов индустриального комплекса и инфраструктуры, падения доли промышленности в ВВП до исторического минимума в 14%, сокращения занятости на 300 тыс. человек на фоне официальной трудовой миграции 1300 тыс. человек за последние несколько лет НЕ ЯВЛЯЮТСЯ УБЕДИТЕЛЬНЫМИ АРГУМЕНТАМИ ДЛЯ ПРИНЯТИЯ МЕР В ЦЕЛЯХ НАЦИОНАЛЬНОЙ БЕЗОПАСНОСТИ?

Когда в начале 1970-х в результате высоких издержек и либерализации торговой политики в Швеции резко сократилось производство кожаной обуви, пластиковых туфлей и резиновых сапог, а занятость в отрасли снизилась с 9500 до 2900 человек, правительство страны, ссылаясь на статью XXI:(b)(iii) ГАТТ «Исключения по соображениям безопасности», экстренно ввело квоту на импорт этих товаров.

Сегодня в Украине речь идёт не о галошах. В условиях, когда государство направляет огромные средства, чтобы обеспечить оборону и безопасность, публичные закупки остаются одним из важнейших инструментом развития промышленности. И руководство страны должно продемонстрировать четкую позицию относительно мер поддержки национальных производителей.

Мовою оригіналу

Підготовлено для LB.ua